1

Yasenovac

Сформировался некий светский еврейский культ, Холокост. Этот культ, кстати, поддерживают и многие неевреи исходя, видимо, из концепции – живой еврей это плохой еврей, мертвый еврей это хороший еврей. У культа свой символ веры: "проклятые расисты-немцы, руководимые бесноватым Гитлером, истребили 6 млн. евреев". Есть и святые места, например Йад ваШем в Иерусалиме – все иностранные официальные лица обязаны посещать этот "храм" и проливать крокодиловы слезы. Главное святое место это Освенцим (Аушвиц) в Польше. То есть, проклятые расисты-немцы, руководимые бесноватым Гитлером, истребили большинство евреев именно там. Read more...Collapse )
1

ПОСЕЛЕНЦЫ ИЛИ ЗАВОЕВАТЕЛИ

Яари А. Страна Израиля в письмах и воспоминаниях. XVII-XX вв. (Пер. с иврита Г. Майзель, 2018). Глава 90. Ш. Даян. Основание Дгании. 1910 г.


Прошли дни и месяцы, и на повестке нашей жизни встал основной вопрос: кто мы? Группа поселенцев или группа завоевателей? Это было время основания первой населенной точки в Изреэльской долине – Мерхавии, время надежд и упований на освобождение земли. Некоторые изъявили желание стать халуцим – первопроходцами освоения новых земель. Они возревновали к товарищам из Мерхавии, которые удостоились первыми возделывать земли Долины. Они мечтали о завоевании новых земель: обработать землю и передать ее поселенцам, а самим отправиться на освоение новой земли. Разве мы поселенцы? Поселиться! Какая насмешка! Как пренебрежительно тогда относились к обладателям домашнего очага и уюта! Наша задача – завоевать и освоить, мы борцы, воины, халуцим. Read more...Collapse )
1

Ротшильды

Фамилия Ротшильд произведена от немецких слов `Rotes Schild ` — `красный щит`. Такой щит украшал дом мелкого торговца старинными монетами и медалями Йицхака Эльханана (умер в 1585 г.) в Франкфурте-на-Майне. Основатель банкирского дома Майер Аншел Ротшильд (1744, Франкфурт-на-Майне, — 1812, там же) вначале не отличался от своего предка; но знакомство с немецким аристократом, страстным коллекционером старинных монет генералом фон Эсторфом открыло Майеру Аншелу Ротшильду доступ во дворец одного из богатейших европейских монархов того времени ландграфа Гессен-Кассельского Вильгельма IX.


Майер Аншел Ротшильд так распорядился многомиллионным состоянием, доверенным ему в момент поспешного бегства ландграфа в Прагу от наполеоновских войск (главным образом путем предоставления крупных займов датскому и другим европейским монархам), что не только сохранил его, но и заметно преумножил, заложив одновременно основы собственного состояния.
Семью Ротшильдов превратили в могущественный финансовый клан пять сыновей Майера Аншела: Аншел Майер Ротшильд (1773, Франкфурт-на-Майне, — 1855, там же); Шломо Майер Ротшильд (1774, Франкфурт-на-Майне, — 1855, Вена); Натан Майер Ротшильд (1777, Франкфурт-на-Майне, — 1836, там же); Карл Майер Ротшильд (1778, Франкфурт-на-Майне, — 1855, Неаполь) и Джеймс Якоб Майер Ротшильд (1792, Франкфурт-на-Майне, — 1868, Париж). Именно они создали и возглавили в пяти самых крупных европейских странах — Германии, Австрии, Англии, Италии и Франции — банкирские дома, которые еще при их жизни стали основными кредиторами монархов и правительств.В настоящее время существуют лишь английская и французская ветви семьи Ротшильд.


РОТШИЛЬД барон Эдмон Джеймс де (Авраам Биньямин; Edmond Benjamin James de Rothschild; 1845, Париж, — 1934, там же), организатор и покровитель еврейского поселенческого движения в Эрец-Исраэль в новое время, младший сын Джеймса Якоба Майера Ротшильда, основателя французской ветви Ротшильдов.Воспитывался в роскоши, получил прекрасное, в основном домашнее, образование, с детства увлекся искусством, археологией и ботаникой. В юности много путешествовал, был альпинистом, яхтсменом. В 23 года унаследовал часть огромного состояния отца. Не имея склонности к финансовым и коммерческим операциям, вскоре фактически устранился от активного участия в делах фамильного банка, где наиболее важные решения принимались двумя старшими братьями — Альфонсом и Густавом.


Во время еврейских погромов 1880-х гг. в России Эдмон Ротшильд вошел в Комитет помощи их жертвам, а осенью 1882 г. по ходатайству парижского раввина Ц. Кана состоялись его встречи с посланцем из Эрец-Исраэль И. Файнбергом и раввином из России Ш. Могилевером, в результате которых он затем более 50 лет посвятил делу создания еврейских поселений в стране Израиля. Итогом встреч с И. Файнбергом было согласие Ротшильда взять под свое финансовое и административное покровительство еврейское поселение Ришон-ле-Цион. Вжные последствия имела беседа с Ш. Могилевером. Ротшильд не согласился с мнением собеседника, что реальным выходом из положения является массовая эмиграция евреев на их историческую родину, но принял саму идею создания еврейских поселений в Эрец-Исраэль и выразил готовность вложить средства в ее осуществление.

Предоставление средств Эдмон Ротшильд обусловил требованием трезвой и непредвзятой оценки крайне неблагоприятных обстоятельств, в которых предстояло действовать: отрицательного отношения турецких властей в Эрец-Исраэль к притоку евреев в страну и существующего там законодательного запрета на приобретение земли иностранными подданными; экономической отсталости и полной запущенности страны под турецким управлением и незначительности ее хозяйственных ресурсов; отсутствия опыта и традиций производительного и, тем более, сельскохозяйственного труда у потенциальных переселенцев. Ротшильд считал, что массовая иммиграция в Эрец-Исраэль может обречь массы переселенцев на голодную смерть, от которой их не спасет никакая филантропия. Ротшильд требовал проводить поселенчество тихо и постепенно, небольшими группами, при строгом отборе кандидатов и подготовке условий для новоприбывающих. Первым главой созданной им администрации Эдмон Ротшильд назначил еврейского филантропа Альберта Кона (1814 – 1877). Близок к барону Ротшильду был и будущий первый мэр Тель-Авива Меир Дизенгоф (Мирон Яковлевич Дизенгоф. 1861, Екимовцы, Оргеевский уезд, Бессарабская область, Российская империя —1936, Тель-Авив, Палестина). С 1889 года учился на инженера-химика в Париже, после окончания обучения — специализировался на стекольном заводе в Лионе. 1892 г. уехал в Эрец-Исраэль, получив предложение барона Э. де Ротшильда основать фабрику стекла в Тантуре около Зихрон-Йакова для производства бутылок для разлива вина с виноделен Ротшильда. "С большим воодушевлением он (Цадок) расписывал богатства барона Ротшильда, попутно подчеркнув, что якобы я – доверенное лицо барона в Палестине". (Стекольный завод в Тантуре. Меир Дизенгоф. 1892- 1895 гг.) Дизенгоф руководил фабрикой до ее закрытия в 1894 г., Дизенгоф считался сионистом, но его взгляды несколько неясны: " И ваш сионизм не ставит своей целью сделать Палестину государством евреев? " "Нет, ваше превосходительство! Сионизм борется главным образом с ассимиляцией и стремится к еврейской культурной независимости! Мы хотим возродить и развить наш язык, продолжать наши религиозные и культурные традиции на нашей Святой земле и вместе с тем вернуться к земледельческому труду, как в древние времена. Мы хотим отстроить эту землю, нашу историческую родину, обновить ее, вернуть ей молодость, сделать ее нашей истинной отчизной – для наших сыновей и последующих поколений, но под знаменем оттоманского государства!" (Меир Дизенгоф. 1915-1917гг. Преследование евреев при Джемаль-паше и изгнание из Яффо и Тель-Авива). Конечно, это всего лишь успокаивающее заявление турецкому вельможе, но Дизенгоф не дезавуировал его в последствие и даже привел в своих воспоминаниях.

Ротшильд не хотел публичной огласки (по- видимому, не только и не столько, из-за скромности), и поселенцы долгое время называли его "щедрым благотворителем " и "известным благодетелем ", а затем просто " бароном".

К концу 19 в. администрация барона, вложившего в это предприятие 40 млн франков (огромную по тем временам сумму), управляла 19 новыми поселениями (среди них названные в память его матери Мазкерет-Батья и отца — Джеймса Йакова Ротшильда — Зихрон-Йаков) с 27,5 тыс. га приобретенной для них земли и относительно устойчивым экономическим положением. Ротшильд оказался в конфликте едва ли не со всеми, кто прямо или косвенно был причастен к созданию поселений: самими поселенцами, сионистским движением, тогда возникшим, и большинством членов семьи Ротшильд.Конфликт с поселенцами был во многом вызван невысоким мнением Ротшильда, и многих западноевропейских евреев, о восточноевропейских соплеменниках, которые составляли основной контингент поселенцев, и твердой установкой не позволить, по его словам, лентяям, бездельникам и крикунам погубить начатое им в Эрец-Исраэль дело. Когда барон Ротшильд с самого начала согласился взять поселенцев под свое покровительство лишь при условии строгой дисциплины и беспрекословного послушания поступающим от него и его представителей распоряжениям, он исходил также из отсутствия у поселенцев всяких навыков самостоятельного ведения хозяйства. Из этой установки вырос и почти 20 лет сохранялся авторитарный «режим чиновников», который осуществляли направляемые Эдмоном Ротшильдом в Эрец-Исраэль администраторы, эксперты, специалисты-инструкторы, а также учителя, врачи, аптекари и т. д. Отбираемые чаще всего им самим (одним из критериев было свободное владение французским языком), эти люди добивались разрешений на приобретение земли; выбирали места для новых поселений и руководили их строительством; проводили экспертизу для выращивания сель¬ско¬хо¬зяй¬ст¬вен¬ных культур; обучали поселенцев новым видам труда; обеспечивали их сель¬ско¬хо¬зяй¬ст¬вен-ным инвентарем и посевным материалом; занимались прокладкой дорог и осушением болот, и решали многие другие задачи. Такое попечение имело оборотную сторону — оно лишало поселенцев самостоятельности и инициативы и ставило их в зависимость от воли и указаний чиновников. Земля была переписана на имя доверенных лиц барона, что ставило поселенцев в полную зависимость от воли чиновников, часто отличавшихся деспотизмом. От поселенцев требовались строгая дисциплина и безропотное послушание, иначе следовали наказания и штрафы. жизнь поселенцев, в том числе частная, регламентировалась. В ответ на протесты Ротшильд безоговорочно поддержал своих чиновников, а семьи "зачинщиков" изгонялись из поселений. Возникшее у поселенцев недовольство несправедливыми действиями чиновников, самодурством, протекционизмом и коррупцией усугублялось тем, что жесткому регламентированию подвергались не только их работа, но и быт, и частная жизнь: от них требовалось заниматься исключительно сель¬ско¬хо¬зяй¬ст¬вен¬ным физическим трудом (под запретом было использование наемных рабочих, занятие торговлей и даже ремеслом); им также предписывался скромный, без каких-либо излишеств, образ жизни, обязательное соблюдение религиозных традиций, общение только на языке иврит и т. д. Это в теории, на практике все было «с точностью до наоборот» – см. ниже. Протест против произвола представителей администрации вылился в конфликт с самим Ротшильдом, когда он, несмотря на жалобы, посылаемых в Париж, решительно принял сторону чиновников. Демонстративно выражая доверие к чиновникам и отрицательное отношение к жалобщикам, которых он считал тунеядцами, барон Ротшильд довел поселенцев до прямых актов коллективного неповиновения администрации. Самые значительные «бунты» произошли в 1886 г. в Ришон-ле-Ционе, в 1888 г. — в Зихрон-Йакове, в 1888–92 гг. — в Мазкерет-Батье; по распоряжению из Парижа их зачинщиков и активных участников вместе с семьями изгоняли из поселений и лишали средств существования. После "бунта" отношения с администрацией только обострялись, и на каком-то этапе администрация прибегла даже к помощи турецкой армии. Даже во время своего третьего визита в Эрец-Исраэль в 1899 г. (первые — в 1887 г. и 1893 г.) Ротшильд отвергал всякую критику в адрес «режима чиновников» и утверждал, что у него нет намерений отказаться от него. В 1900 году барон Ротшильд передал все управленческие функции Еврейскому колонизационному обществу (ЕКО). Для поселенцев была создана особая система кредита, на смену режиму прямого администрирования пришел экономический контроль, и поселенцы постепенно перешли на начала самоуправления.

Конфликт с сионистским движением, возникший еще до 1-го Сионистского конгресса, был обусловлен тем, что Ротшильд увидел в нем угрозу для своей миссии в Эрец-Исраэль. Немалую роль сыграла здесь и единодушная позиция семьи Ротшильд, которая с самого начала выступила против сионизма как безответственной авантюры. недовольство семьи Ротшильд было вызвано ассимиляторскими установками и опасениями, что чрезмерная приверженность одного из членов семьи еврейским интересам поколеблет ее статус среди европейской аристократии, и беспокойством за деловой престиж имени Ротшильда.Согласно завещанию Эдмона Ротшильда, останки его и его жены Аделаиды были в 1954 г. перевезены в Израиль и погребены в усыпальнице в парке Рамат аНадив в Зихрон Йакове.

В еврейском народе отношение к Ротшильдам было далеко не однозначным. Восхищение богатством, могуществом и роскошной жизнью сочеталось иронией по отношению к чванству и высокомерию этих богачей и с мечтам оказаться на их месте.
Ротшильды всегда отрицательно относились к идее создания еврейского государства. Поэтому не случайна адресация письма, излагавшего обязательство британского правительства содействовать созданию еврейского национального очага в Палестине, министра иностранных дел Великобритании А. Бальфура. Получателем этого личного письма, впоследствии названного "Декларацией Бальфура ", был лорд Лайонел Уолтер Ротшильд. Барон Ги де Ротшильд (1909–2007), автор ставшей бестселлером автобиографической книги «Наперекор удаче» (1983), выразил, по-видимому, общие чувства членов этой семьи, когда признал, что Израиль — не их страна, его знамя — не их знамя.

Семья Ротшильд весьма прохладно относится к Государству Израиль, во-первых, из-за отхода ее членов от еврейства. Например, нынешний лорд Натаниэл Чарльз Ротшильд (родился в 1936 г.) принял христианство и женат на нееврейке. Также правительственные круги Израиля часто не соглашаются с советами и рекомендациями Ротшильдов. Впрочем (а может быть, именно поэтому), на средства фонда Ротшильдов было построено новое здание Верховного суда Израиля в Иерусалиме (1992).

В заключение еще несколько воспоминаний современников.
"Это был период деградации безграничной и всеобъемлющей опеки. Все было в руках главного администратора Шейда и его подчиненных – местных чиновников. Каждый земледелец в поселениях получал ежемесячное пособие – 12 франков за каждую душу в семье, кроме младенцев, на которых выдавали лишь 6 франков в месяц на каждого. Медицинская помощь – за счет барона. Оздоровительная поездка в Ливан, проживание и питание в дорогом отеле - за счет барона. Вся работа в виноградниках земледельцев стала делаться руками арабов - тоже за счет барона, а поселенцы стали "надсмотрщиками ". Два агронома за - счет барона: один – по виноградной лозе, второй – по овощам, плодовым деревьям и декоративным растениям. В распоряжении двух агрономов – 10 молодых людей, из сыновей поселенцев, верхом на своих лошадях, надзирали за работой в полях, записывали число арабских рабочих и результаты их труда. Кроме того – множество чиновников на винодельческом заводе, бухгалтеров, помощников у каждого руководителя работ, помощников у помощников, сторожей, служек, лакеев – огромный штат. Шейд, главный администратор, приезжал ежегодно дважды в год – посмотреть, и себя показать, и подготовить отчет для барона…
В школе царил французский язык. Иврит учили совсем мало – для молитвы… Парни говорили на улице на идише или арабском, девушки старались говорить на французском, необязательно классическом. Среди земледельцев были привилегированные семьи с молодыми дочерями, более или менее способными, и этих дочерей "милостью" администрации посылали в Париж для усовершенствования в языке, манерах и одежде – три первоосновы с точки зрения этой странной местной администрации и вышестоящих начальников. После их восхождения по ступеням парижской культуры они удостаивались стать директрисами школ в еврейских поселениях.
Не удивительно, что под влиянием этой системы и подобного безобразия так возросла деморализация. Наоборот, вызывает удивление, что она не возросла больше и что из мошавы не исчезли простые крестьяне, которые возделывали землю верой и правдой, видя в ней благословение для себя. Само собой разумеется, что они были в меньшинстве, а для большинства пределом мечтаний было понравиться чиновнику – ведь он облечен властью, волен увеличить пособие либо сократить льготы на поездки в Ливан, Вену, Париж или другие места, прекрасные для лечения и оздоровления. Это он, властелин, может назначить юношу, приглянувшегося ему, своим помощником либо послать в Париж – учиться и набраться культуры. Именно от чиновника зависели многие важные события в жизни поселенца. Строить жизнь своим трудом было идеалом меньшинства, которое не поддалось этому разложению. Вызывает недоумение, как уцелел этот остаток, как велика была сила противостоять всеобщей деморализации". "Главой администрации был тогда Блох, эльзаский еврей, типичный американский эксплуататор: низенький, толстый, круглый, наглый и крикливый. Он бесцеремонно вмешивался в личную жизнь земледельцев, следил, чтобы в субботу не зажигали огонь в домах, соблюдали кашрут и тому подобное, хотя сам вообще не соблюдал традиции. Он был настоящим деспотом, наказывал и налагал штрафы, все ненавидели и презирали его…" (Яари А. Страна Израиля в письмах и воспоминаниях. XVII-XX вв. Пер. с иврита Г. Майзель 2018. Глава 68. 1891-1893 гг. Г. Яффе. Врач в Эрец-Исраэль. 1891-1893 гг.)

"Ришонский колонист считает, во- первых, что земледельческая работа тяжела для еврейских сил и что такую работу могут (делать) только арабы. Во – вторых, плата, которую берут арабы, очень мала, ему (арабу) не нужно много, он и кушает только питы с луком, и его одежда – только один халат. " "…Фишельмана не было дома. Жена его, разговаривая со мной, вздыхала: "Вы не сможете работать арабанжей (кучером), очень тяжело! " Пришел Фишельман, велел утром прийти. Утром я и Махмудка пошли на виноградник работать. Хозяин провожал меня несколько шагов и просил работать, иначе он не сможет держать еврея: "Когда-то барон платил, но теперь я не имею от барона ни гроша, и сам плачу, надо работать". Мне было досадно и неловко слышать такие слова. Он не верил, что я буду хорошо работать. После работы хозяин справлялся у араба – работал ли я? "( Яари А. Страна Израиля в письмах и воспоминаниях. XVII-XX вв. Пер. с иврита Г. Майзель 2018. Глава 82. А. Зайд. 1904 г Страж в Израиле.).
1

"Добродетель национализма". Йорам Хазони.



Йорам Хазони, ортодоксальный еврей, автор "Добродетель национализма" (2018 год), книге, которая, по словам советника Трампа, послужила основой для внешней политики США. В ближайшее время выходит его новая книга - "Еврейское государство: Герцль и обещание национализма".

Хазони родился в 1964 году в Реховоте, через год семья переехала в США. Йорам изучал политологию в Принстоне, по окончании год работал волонтером в Израиле. В вернулся к иудаизму и в Израиль, где вместе с женой стал одним из основателей поселения Эли в Шомроне. Начал сотрудничать в газете "Джерузалем пост, затем познакомился с Нетаниягу и стал редактором двух его книг, советником. В 1994 году их пути разошлись. Хазони основал консервативный "Шалем", а затем "Институт Герцля".


https://mnenia.zahav.ru/Articles/3397193/%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B9_%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D1%88%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D1%83_%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0_%D0%B8_%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D0%B3%D1%83?utm_campaign=socialbutton&utm_content=facebook&utm_medium=sharebutton&utm_source=facebook&utm_term=social&fbclid=IwAR3es8gP-w_b5eufPCBEU5vKxPGgdi34K417zjraksbCglyyDSvWEg_7Iac





Yoram Hazony. The Virtue of Nationalism.

Nationalism Against Imperialism
Review "The Virtue of Nationalism" by Yoram Hazony.
By Paul Krause September 17, 2018
«На протяжении веков политика западных стран характеризовалась борьбой между двумя противоположными взглядами на мировой порядок: порядок свободных и независимых наций, каждая из которых преследует политическое благо в соответствии со своими традициями и пониманием; и порядок народов, объединенных единым правовым режимом, провозглашаемый и поддерживаемый единой наднациональной властью ». Read more...Collapse )
1

УЛЬТРА-ИМПЕРИАЛИЗМ, ГЛОБАЛИЗМ.

Карл Иоганн Каутский (нем. Karl Kautsky; 16 октября 1854, Прага — 17 октября 1938, Амстердам) — немецкий экономист, историк, публицист и социал-демократический политик. Теоретик марксизма, редактор четвёртого тома «Капитала» К. Маркса.
Родом из пражской театральной семьи: отец Ян Вацлав Каутский чех, был театральным художником, а мать, немка Минна Яйх — писательницей и актрисой. Первая жена, австрийская социалистка Луиза (1860—1950), урождённая Штрассер, была замужем за К. Каутским в 1883—1889 годах. В браке детей не было. Вторая жена Каутского, Луиза (1864—1944), урождённая Роншпергер, еврейка, близкая подруга Розы Люксембург. В 1938 году она бежала вместе с мужем из Германии в Чехию, а затем в Нидерланды, однако в 1944 году была депортирована в Освенцим, где погибла. В браке было трое детей: Карл (1892—1978), Феликс (1891—1953), Бенедикт (1894—1960), провёл 7 лет в нацистских концлагерях.
В сентябре 1914 года К. Каутский опубликовал работу Ultra-imperialism.



Read more...Collapse )
1

ЕВРЕИ И ИДОЛОПОКЛОНСТВО 2.

Галутный идол это деньги.
Галутным идолом были и остаются деньги. Этому способствовало то, что иудаизм в отличие от, например, христианства не видит в богатстве ничего плохого. Деньги были средством, которое обеспечивало евреям в Галуте относительную безопасность и позволяло откупиться в случаях, когда над ними нависала смертельная опасность. ( Довольно часто это срабатывало, даже в середине 20 века во время Катастрофы).


Read more...Collapse )
1

ЕВРЕИ И ИДОЛОПОКЛОНСТВО 1.

Весь пафос Танаха направлен против идолопоклонства. Идолопоклонства на Земле, Обетованной евреям, Земле Кенаан.



Расселение 12 колен. Весь современный Южный Ливан включая Сайду,Тир и Бейрут это надел Ашера.
Read more...Collapse )
1

Изложение работы Аврама Леона «Материалистическая концепция еврейского вопроса» 2

Шестая часть называется Противоречивые тенденции в еврейской проблеме в период подъема капитализма
Эволюция еврейской проблемы в XIX веке.
Седьмая часть называется Распад капитализма и трагедия евреев в 20 веке Read more...Collapse )